Блокаду пережили обе мои бабушки…

Блокада. Не простое слово для многих ленинградских семей. В нём сложены и незабвенная слава небывалого подвига, и горе величайшей трагедии. Это наша история – история каждой конкретной семьи. Она кажется очень близка, но с уходом старшего поколения – блокадников и участников войны, она стремительно отдаляется от нас во времена египетских фараонов, об особенностях быта которых нам зачастую известно больше, чем о деталях жизни наших бабушек и дедушек.

Очень немногие из них записали что-то собственноручно, очень немногие дети и внуки слушали их рассказы «под карандаш». Казалось, что время ещё будет, казалось, что память не подведёт, и при желании перенести на бумагу однажды услышанное окажется легко и просто. Но нет. Время проходит. А память оказывается склонна хранить впечатления и эпизоды, но далеко не всегда может восстановить канву событий, привязав их конкретным местам, датам, лицам.

Именно поэтому данный проект, пожалуй, является одной из немногих возможностей сохранить для себя, для своих детей, а может быть и для Истории, ту часть прошлого, которой не владеет никто кроме наших семей. Мы пишем об этом, прежде всего, для себя самих!

Блокаду пережили обе мои бабушки, а дед по материнской линии защищал Ленинград сначала на Волховском, а потом на Финском фронте.

Моя бабушка по материнской линии – в девичестве Лукина Людмила Ивановна (1926 г.р.), вместе с родителями и старшей сестрой (1923 г.р.) переехали в Ленинград в 1930 году из деревни Волково Некоузского района Ярославской области. Сейчас на месте этой деревни воды Рыбинского водохранилища. Её отец - мой прадед, Лукин Иван Алексеевич, работал в разных должностях по линии продовольственного снабжения. Мать – Мария Алексеевна занималась домашним хозяйством. Жили они на улице Чайковского рядом с Литейным проспектом. К 1941 году моя бабушка окончила восемь классов средней школы, а её сестра – десять.

С лета 1941 года Мария Алексеевна вышла на работу в швейные мастерские – шили шинели и обувь (наподобие валенок). Елена Ивановна была призвана на оборонительные работы и, вместе с другими школьниками, строила укрепления на линии обороны, которая впоследствии стала последним рубежом города. Осенью 1941 г. она поступила на краткие курсы медицинских сестер и после их окончания была направлена работать в госпиталь, располагавшийся на территории Ленинградской Лесотехнической академии.

Осенью, буквально в первые бомбёжки, их дом был сильно повреждён, и с наступлением морозов семья перебралась к соседям в подвал этого же дома, где была буржуйка. В семье, как и у большинства ленинградцев, продовольственных запасов не было и что такое голод они узнали сполна. В первую, самую жестокую зиму Мария Алексеевна однажды лишилась продовольственных карточек – их украли на посту, при досмотре. Жизнь семье, по воспоминаниям моей бабушки, тогда спас найденный невесть где скелет рыбы с головой, из которого варили бульон. За водой, после отказа водопровода, ходили на Неву, где матросы с крейсера «Киров» помогали  ослабленным женщинам брать воду. Как и у многих других ленинградцев в памяти бабушки осталось огромное количество крыс, которые «стаями ходили на водопой по Литейному проспекту».

В апреле 1942 г. моя бабушка пошла работать почтальоном на Ленинградский Центральный Телеграф, где проработала, разнося телеграммы до сентября месяца. А в сентябре она заболела и слегла. И тогда моя прабабка, чтобы спасти жизнь младшей дочери решила уехать в эвакуацию, хотя, пережив зиму 1941 года, была склонна остаться в городе. Они выехали из Ленинграда в сентябре 1942 года через Ладожское озеро. Эвакуировали их в город Кустанай Казахской ССР, где в 1943 году моя бабушка окончила среднюю школу. В октябре 1943 года семья переехала в Ростовскую область, ст. Верблюд.

В 1944 году Елена Ивановна вышла замуж за демобилизованного с фронта учителя, с которым, насколько мне удалось понять, познакомилась в период лечения его в госпитале в блокадном Ленинграде.

В 1945 году моя бабушка Людмила Ивановна поступила в Азово-Черноморский институт механизации сельского хозяйства, в котором окончила первый курс.

В августе 1946 году, моему прадеду Лукину И. А., дошедшему до Берлина и вернувшемуся с войны Ленинград, удалось получить угол и вызвать жену с младшей дочерью. Сразу по возвращению моя бабушка поступила в ЛЭТИ на Р.Т.Ф., который успешно закончила в 1951 году, проявив себя «дисциплинированной, добросовестной, аккуратной студенткой с хорошей успеваемостью» [1]. В числе её преподавателей, был тогда молодой Ю. М. Казаринов.

Моя бабушка по отцу Валентина Николаевна Лютикова (в девичестве Петрова, 1932 г.р.) и её мать – моя прабабка Петрова Лидия Николаевна провели в Ленинграде всю блокаду (на 5-ой Красноармейской улице) – с первого до последнего дня. Их отец и муж, мой прадед Николай Петров был призван на фронт и с войны не вернулся.

Лидия Николаевна, происходила из семьи художников иконописцев, обосновавшихся в Питере задолго до семнадцатого года. Как вспоминала Валентина Николаевна, в семье и после революции оставались иконы и какие-то ценности (золотые монеты и пр.) – всё это было обменяно на продукты. Валентина Николаевна рассказывала, как её мать приносила в дом два одинаковых куска хлеба (пайку), клала их  на стол и говорила: выбирай, а маленькая Валя  ходила вокруг и не могла выбрать.

Зимой 1941 года кому-то из родственников удалось передать им половину ящика жира, благодаря которому семье удалось выжить. В качестве наглядной памяти о блокаде нам осталась выполненная на картоне копия Сикстинской Мадонны, чей лик усыпан осколками фашисткой бомбы.

После войны Валентина Николаевна окончила школу и поступила в техникум пищевой промышленности. После окончания техникума вместе с моим дедом Лютиковым Петром Ивановичем была распределена на целину (Оренбургская область). Там у нее родился сын – мой отец. А по возвращению в Ленинград бабушка навсегда связала свою жизнь с самой большой ценностью блокады – хлебом –  пошла работать на Хлебозавод № 6 имени А. Бадаева, где в тридцать лет стала начальником производства.

 


[1] Характеристика на студента 102 групп Р.Т.Ф. Ленинградского Электротехнического Института имени В.И. Ульянова /Ленина/ Лукину Людмилу Ивановну. – Июнь 1950 г.