Свобода эфира. Со дня изобретения радио – 125 лет

Свобода эфира. Со дня изобретения радио – 125 лет

Директор Мемориального музея А.С. Попова Лариса Игоревна Золотинкина дала интервью газете «Санкт-Петербургские ведомости», посвященное 125-летию изобретения радио.

07.05.2020 333

7 мая – 125 лет изобретению радио, но еще и 75 лет с тех пор, как советское правительство постановило отмечать этот день как государственный праздник. То есть накануне окончания войны считалось необходимым подчеркнуть вклад радио в Победу. И сейчас мы, как никогда, эту важность чувствуем – в «потомках» изобретения Попова: среди них и тепловизоры, которыми дистанционно измеряют температуру – и мобильники, благодаря которым мы хоть на расстоянии, но вместе. По такому вот мобильнику мы и разговаривали с директором Мемориального музея А.С. Попова СПбГЭТУ «ЛЭТИ» (первым избранным директором вуза был профессор Александр Степанович Попов) кандидатом технических наук Ларисой ЗОЛОТИНКИНОЙ.

– Лариса Игоревна, что вы рассказываете, ну, допустим, школьникам, чтобы их впечатлить? Радиоприемником-то, наверное, не удивишь.

– Я говорю: у каждого из вас мобильник. А в нем реализовано то, что было изобретено Поповым и продемонстрировано публично перед учёными Петербурга, – как бы сейчас сказали, двоичным кодом: азбукой Морзе с ее точкой-тире.

То, что он сделал, было не открытие, а именно изобретение. В свое время Фарадей, Максвелл, Герц открыли, что мир пронизан электромагнитными волнами, а Попов создал аппаратуру, которая не просто «чувствует» эту волну, но умеет выделить в ней кодовую комбинацию, то есть информацию. Прежде, чем радио смогло передавать голос, прошло несколько лет, и Попов до этого времени не дожил – его не стало 13 января 1906 года.

Ну, и обязательно рассказываю, каким был Попов. Он не только увлекался математикой и физикой, у него было качество, которого сейчас, пожалуй, многим не хватает: умение работать руками. В 1880 году в Петербурге состоялась первая в мире электротехническая выставка, и, работая на ней «объяснителем», студент Петербургского университета Попов на всю жизнь увлёкся электротехникой. Это была тогда практически неизведанная область. Попову надо было подрабатывать – так он устроился монтером во вновь организованную фирму «Электротехник», которая занималась устройством в городе электрического освещения.

После успешной защиты кандидатской диссертации Попова по решению учёного совета Петербургского университета оставляли для подготовки к профессорскому званию! Но он выбрал преподавание в Минном офицерском классе в Кронштадте, в высшем элитном учебном заведении Военно-морского флота. Тогда это было – как позже ракетостроение: передний край.  И он, 23-летний, учил морских офицеров: на кораблях только-только появлялись системы освещения, телефонной связи, электродвижетели. Проблем было много, но главная – обеспечение связи между кораблями. В чем суть: передать информацию на суше можно было, скажем, с помощью электромагнитного телеграфа, но на море это было сделать нереально. Эту задачу Попов и решил. И, первым делом, продемонстрировал свою систему беспроводной связи в действии коллегам, членам Русского физико-химического общества. Подробнейшее описание своей системы Попов дал в статье, опубликованной в начале 1896 года в Журнале Общества, имевшем международную рассылку.

– Про Маркони в музее спрашивают? Или в России это не актуально?

– К сожалению, актуально. Информацию сейчас черпают в интернете, а имя Маркони там встречается гораздо чаще, чем имя Попова.

Гульельмо Маркони – одаренный изобретатель, но еще более одаренный предприниматель. У него получилось сконструировать приёмник телеграфных сигналов, передаваемых с помощью радиоволн. Молодой человек с домашним образованием, он не мог объяснить сам физический процесс радиосвязи, поэтому власти родной Италии к его идее отнеслись, мягко говоря, скептически. Только в Англии благодаря помощи главного инженера Британского почтового ведомства Приса в июне 1896 года была подана первичная заявка, без схемы и подробного описания, затем с помощью опытных инженеров заявка была «доведена до ума» и подана в марте 1897 года. А патент получен лишь в июле 1897-го, и только английский. В других страна ему было отказано в выдаче патента – со ссылкой на опубликованную статью Попова. Попов практически подарил своё изобретение миру!

Вопрос, который обязательно задают посетители музея: почему Попов не заявился на патент?

– Вот именно.

– Приходится объяснять: патент – это ваше намерение производить что-то, что вы собираетесь продавать. За получение патента надо и заплатить. Когда Попов в своём физическом кабинете создавал приёмник – о каком производстве могла идти речь? Тем более в России, где не было собственного электротехнического производства. Да ему и в голову не приходило зарабатывать на этом.

Есть очень важный момент, о котором редко говорят. Французский инженер и предприниматель Дюкрете после «громкой» публикации патента Маркони вспомнил, что о таком устройстве уже докладывал Попов. Дюкрете изготовил на своей фирме аппаратуру и где бы ее ни демонстрировал – перед президентом Франции, перед Французской Академией наук – везде объявлял, что это устройство создано по «системе Попова». К нему приходили с претензиями представители Маркони, на что он отвечал: «Вот если бы Попов пришел – я бы понял…». Кстати, на Попова Дюкрете вышел сам, и первую серийную аппаратуру беспроводной телеграфии для российского флота изготавливала именно его фирма.

Еще одно обстоятельство, которое редко упоминается. Изобретена была не только система радиосвязи, но и первый радиометеорологический прибор. Во время первых опытов в апреле 1895 года в саду Минного офицерского класса обнаружилось: приёмник на что-то реагирует, даже когда сигналов не передавалось. Оказалось, устройство «почувствовало» далекую грозу. Его доработали – получился грозоотметчик, о котором появились многочисленные публикации в прессе.

В целом, изобретение Попова дало толчок для развития многочисленных направлений науки и техники. Например, в 1899 году он создал первый в мире детекторный приемник. Это стало началом твердотельной электроники – если говорить в современных терминах, это был первый полупроводниковый прибор. И уж тут патент с помощью фирмы Дюкрете был получен во всех развитых странах.

– Странно, что День радио стали отмечать лишь спустя 50 лет после изобретения.

– А вы знаете, уже в 1920-е годы о Попове помнили только его выдающиеся ученики. Аппаратура радиосвязи была уже другая, ламповая, и на весь мир гремел Маркони. Он уже стал Нобелевским лауреатом. Правда, была и трагичная история с «Титаником»: судно было оснащено аппаратурой фирмы Маркони, но она передавала не сигнал SOS, а разработанную внутри компании другую кодировку, которую пытались ввести в мировую практику, надеясь завоевать более широкий рынок… После той трагедии суд обязал Маркони использовать общепринятый сигнал SOS.

В общем, на какое-то время Попова практически забыли. Тут нужно сказать и о не самой простой судьбе радио в нашей стране. В 1912 году в США радиолюбителям были переданы определенные радиочастоты – и начался бум радиолюбительства. А в Российской империи радиосвязь была государственной «регалией». Например, радиолюбитель Жидковский, сделавший первый любительский приемник в 1914 году, был посажен в тюрьму, хоть и ненадолго.

Только в 1921 году, уже в «другой» России, профессор Электротехнического института Имант Георгиевич Фрейман (продолжатель дела Попова, заведующий первой в России кафедры радиотехники) на VIII электротехническом съезде, где был принят план ГОЭЛРО, заявил о необходимости развивать массовое радиолюбительство. В 1923 году появился так называемый «закон о свободе эфира» – и по всей стране начали создаваться кружки радиолюбителей. Имя Попова вновь зазвучало  и государство уже старалось подчеркивать, что Россия – родина радио, что именно в нашем городе первый сигнал ушел в эфир.

– Наверняка к юбилею в ЛЭТИ много чего готовилось – а тут вирус, не отметишь…

– 16 марта, в День рождения Попова, мы успели открыть замечательную выставку, посвящённую 125-летию изобретения радио и 75-летию нашего факультета радиотехники и телекоммуникаций. А 17 марта должны были пройти общегородские научные чтения с очень насыщенной программой. Это, к огромному сожалению, сорвалось. Но 7 мая у нас откроется онлайн-выставка. И, кстати, у нас еще и 25 лет нашей коротковолновой любительской радиостанции (позывной RK1B). Несомненно, еще отметим очно и эту дату, и юбилей  факультета.

Анастасия ДОЛГОШЕВА

Свобода эфира. Со дня изобретения радио – 125 лет

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 076 (6674) от 07.05.2020 под заголовком «Свобода эфира».