Вадим Парфенов: «Мы сделали высокоточную трехмерную компьютерную модель памятника на могиле Виталия Бианки»

Вадим Парфенов: «Мы сделали высокоточную трехмерную компьютерную модель памятника на могиле Виталия Бианки»

Доктор технических наук, руководитель лаборатории лазерных технологий СПбГЭТУ «ЛЭТИ» Вадим Александрович Парфенов рассказал «Петербургскому дневнику» о «лазерной операции», которую проведут памятнику.

12.02.2024 541

Внук писателя Виталия Бианки обратился в редакцию «Петербургского дневника» с просьбой помочь в год юбилея своего знаменитого деда восстановить скульптуру на его могиле. Она является памятником культуры федерального значения. Редакция «Петербургского дневника» получила разрешение на проведение реставрационных работ в Комитете по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП). Провести сложную реставрацию скульптуры, а также сделать ее копию предложил доктор технических наук руководитель лаборатории лазерных технологий университета СПбГЭТУ «ЛЭТИ» Вадим Александрович Парфенов. Как будут проводиться работы и почему лазерные технологии надежнее традиционных, он рассказал в интервью «Петербургскому дневнику».

– Что сейчас представляет собой надгробие на могиле писателя Виталия Бианки?

– Надгробие на могиле писателя Виталия Бианки на Богословском кладбище является объектом культурного наследия федерального значения. Это статуя девушки, которая, закрыв глаза, слушает пение птиц, а на ее плече сидел бурундучок. Автор памятника – советская художница и скульптор Жермен Меллуп. Среди ее работ – рельефы зала Московского вокзала и часть Пискаревского кладбища. Надгробие изготовлено из мрамора. Несколько лет назад над памятником покуражились вандалы, отломили бурундука. Фигурка была утрачена. Кроме того, от времени, высокой влажности и влияния микрорганизмов-биодеструкторов надгробие стало грязно-зеленым, а было белоснежным. Как оно выглядело раньше, можно увидеть на гипсовой копии, которая хранится дома у внука Виталия Бианки. Благодаря газете «Петербургский дневник» я узнал, что семья писателя хочет продлить срок жизни памятника на его могиле. И тогда мы связались через газету с Александром Бианки и предложили ему свою помощь.

– О каком методе реставрации идет речь?

– Можно было пойти по традиционному пути и создать силиконовый слепок с самого памятника с последующим отливом копии из камнезаменителя. Но здесь есть риск повредить оригинал. При взаимодействии с силиконом, точнее когда его уже снимают, отдельные элементы – кончики пальцев, завитки волос – могут отломиться. И потом, со слепка обычно делается копия из так называемого полиэфирного бетона, то есть эпоксидной смолы с мраморной крошкой. Этот материал под воздействием солнечных лучей и перепадов температуры постепенно начинает трескаться изнутри, поэтому срок его службы в разы короче, чем век натурального камня.

– Наверное, этому дедовскому методу уже есть замена?

– В большинстве стран реставраторы все более активно используют бесконтактный метод копирования, с помощью лазерного 3D-сканера. Есть такой портативный сканер и у нас. Мы «ощупываем» поверхность лучом лазера. Расстояние до объекта зависит от того, с какой точностью мы хотим провести съемку. Как и при ракурсной фотосъемке, оператор получает отдельные виды поверхности памятника. Нужно обойти его кругом, отснять сверху, снизу, сбоку, заглядывая во все углубления, чтобы от каждого участка поверхности получить отраженный сигнал. После этого проводится оцифровка. Каждой отснятой точке соответствуют координаты по осям X, Y и Z, а всего этих точек может быть несколько миллионов. Компьютер создает «облако точек», и все вместе они являются реконструкцией поверхности сканируемого объекта.

– Какие шаги уже предприняла лаборатория?

– В рамках проекта «Петербургского дневника» по восстановлению памятника на могиле писателя Виталия Бианки мы сделали высокоточную трехмерную компьютерную модель, которая несет информацию о геометрической форме объекта. Правда, только одного – того, что предоставил Александр Бианки. Для безупречного воссоздания памятника требуется отсканировать также фигуру на могиле, потом в лаборатории слить две 3D-модели воедино. По счастью, электропитание сканеру не требуется. Поэтому сканирование можно провести прямо в «полевых условиях», непосредственно на Богословском кладбище. Хотя, если обмеры во времени затянутся, придется брать несколько запасных аккумуляторов.

– Это единственная проблема при сканировании в поле?

– Если яркое солнце, возникают блики, и тогда приходится устраивать затенение. Впрочем, тут хватает и обычного зонтика.

– Какой этап наступает после сканирования?

– Создается копия памятника на станке с ЧПУ из натурального марамора либо промежуточная копия, которая делается на 3D-принтере. С этой копии потом осуществляется традиционная формовка, что полностью исключает риск повреждения оригинала.

– Значит, оптимальный вариант – фрезерный станок с числовым управлением, который сделает копию из мрамора? А эконом-варианты какие?

– Камнезаменитель вместо натурального камня. Либо изготовление не всей скульптуры целиком, а только фигурки бурундука с закреплением ее штифтами на том самом месте, где находился оригинальный бурундук до нападения вандалов. Но отсканировать памятник на могиле все равно необходимо, не только для того, чтобы не просчитаться с размерами, но и чтобы внимательно изучить место скола. Иначе бурундук долго на плече не удержится.

– Есть ли у Вашей лаборатории опыт воссоздания скульптур, такой, который уже можно увидеть на улицах города?

– Лаборатория «ЛЭТИ ЛазерЛаб» с 2006 года работает в тесном контакте с реставраторами. Расскажу о реконструкции цинковой скульптуры XIX века «Ева у источника» авторства английского скульптора Бейли. Она хранилась в усадьбе «Сергиевка» под Петергофом и сильно пострадала во время войны. По сути, от нее осталось только 7 фрагментов, но нам удалось полностью воссоздать эту скульптуру. Та скульптура, которая до войны была в Сергиевке, это копия, а оригинал хранится в английском городе Бристоле. Проще всего было бы съездить в Англию и отсканировать оригинал, но мы решили, что это слишком дорого.

Англичане пошли нам навстречу и сфотографировали скульптуру в 200 ракурсах в высоком разрешении. После этого скульптор Павел Игнатьев, автор, кстати, памятника Трезини на Университетской набережной, изготовил по фотографиям маленькую гипсовую фигурку – реплику. Мы отсканировали ее с помощью лазерного сканера, создали ее 3D-модель, а затем на компьютере мы увеличили эту фигурку до размеров, соответствующих утраченной скульптуре из Сергиевки и «вклеили» в нее сканы фрагментов оригинальной «Евы». Это нам дало возможность создать итоговую 3D-модель и напечатать на объемном принтере реплику. Да, она по сути, сделана из пластика, но поскольку стоит в помещении, то прослужит долго. Кроме того, мы помогли изготовить копию скульптуры XVIII века Primavera из коллекции музея-заповедника «Царское Село» и копию мраморного бюста Петра I из Петергофа. Сейчас он находится во Французской Академии наук, потому что сам Петр стал ее почетным членом еще в 1717 году. Вот их как раз сделали из мрамора, на станках с ЧПУ.

– Будет ли 3D-принтер когда-нибудь работать с камнем?

– Он уже работает с металлом, точнее с металлическим порошком, но в случае с каменным памятником Бианки такой вариант не годится.

Справка:

Восстановление надгробного памятника c использованием бесконтактного метода копирования стоит 2,5 миллиона рублей. Самая затратная часть (2,3 миллиона рублей) – формовка реконструированной скульптуры и отлив копии либо из камнезаменителя, либо из искусственного мрамора. Оригинал скульптуры с кладбища планируется передать в один из музеев.

Источник: «Петербургский дневник»


Фото: Дмитрий Фуфаев/«Петербургский дневник»