Директор департамента науки СПбГЭТУ «ЛЭТИ» В.В. Лучинин – о научно-технологических прорывах, молодежной науке и инновационном потенциале вуза

Директор департамента науки СПбГЭТУ «ЛЭТИ» В.В. Лучинин – о научно-технологических прорывах, молодежной науке и инновационном потенциале вуза

8 февраля ученые ЛЭТИ вместе со всем научным сообществом России отмечают свой профессиональный праздник – День российской науки. О научном потенциале и перспективах развития научной деятельности в университете рассказал директор департамента науки СПбГЭТУ «ЛЭТИ» Виктор Викторович Лучинин.

07.02.2019 902

– В мае 2018 года Президент России В. В. Путин подписал указ, определяющий национальные цели развития страны на шестилетний период. Впервые наука в нашей стране объявлена национальным проектом. К 2024 году Президентом поставлены три глобальных задачи. Россия должна войти в пятерку ведущих стран по приоритетным для страны областям науки, необходимо сделать привлекательной работу в России для российских и зарубежных ученых, а также обеспечить опережающий рост внутренних затрат на научные исследования по сравнению с ростом валового внутреннего продукта страны.

Виктор Викторович, как Вы считаете, есть ли у нашей страны шанс к 2024 году по всем этим показателям войти в пятерку ведущих стран? Как Вы оцениваете вклад ЛЭТИ в выполнение майского указа Президента и реализацию национальных проектов?

– Мне, как члену Научного Совета Совета Безопасности РФ, обсуждать возможность исполнения поставленных в майском указе президента Российской Федерации задач по реализации национальных проектов «Наука» и «Образование» не совсем корректно и правильно. Указ надо исполнять вместе с государственными уполномоченными лицами и научно-педагогическим коллективом нашего университета.

В рамках исполнения национального проекта «Наука», к которому я, как руководитель департамента науки нашего электротехнического университета, имею непосредственное отношение в реализации его базовых положений, хочу отметить следующее.

В целом федеральные проекты и задачи, сформулированные в национальном проекте «Наука», фактически представляют реальный план для реализации национальной стратегии развития науки. Однако, по моему мнению, сформулированные отчётные показатели, несмотря на их конкретность, не отражают наиболее актуальные аспекты развития отечественной науки и, в частности, формирование и реализацию прорывного технологического развития России.

Президент неоднократно отмечал, что самоизоляция в любых сферах деятельности ведёт к стагнации. Если мы хотим иметь научно-технологический суверенитет, то, наряду с достижением лидерства по ряду ключевых направлений, мы можем исключить интеллектуальную изоляцию именно за счёт востребованности наших инноваций со стороны внешних партнёров.

К сожалению, внятные критерии оценки результативности научной деятельности в интересах государства, включая эффективное использование ресурсов, пока отсутствуют. Интеллектуальные и высокотехнологичные сферы деятельности – не всегда удел наукометрии и эффективных менеджеров, особенно в современных условиях России. Как показывает практика, только наши научно-технологические прорывы являются сдерживающим и внушающим уважение фактором для наших партнёров.

Что же ЛЭТИ? Как университет сможет достичь успеха и внести свой вклад в реализацию стратегии научно-технологического развития России?

Мы должны быть: фундаментальны, но не абстрактны; креативны, но не изолированы; конкурентоспособны и интеллектуально защищены; востребованы, мобильны и интегрируемы.

Нам необходимы: креативные проекты, конкуренция идей, концентрация человеческих и финансовых ресурсов, реальные механизмы трансфера знаний и технологий.

«Мы должны быть: фундаментальны, но не абстрактны; креативны, но не изолированы; конкурентоспособны и интеллектуально защищены; востребованы, мобильны и интегрируемы.

Нам необходимы: креативные проекты, конкуренция идей, концентрация человеческих и финансовых ресурсов, реальные механизмы трансфера знаний и технологий».

А наша инновационная экосистема в условиях вуза должна быть основана на двух базовых положениях: «Инновации – это мотивированные инвестиции в человеческий капитал» и «Наша продукция – человеческий капитал».

– Обновление приборной базы нашей науки – еще одна приоритетная задача нацпроекта. По оценкам специалистов, изношенность научной инфраструктуры в РАН составляет более 80 процентов. Как обстоит дело с материальной базой научных разработок в ЛЭТИ? Удастся ли нам соперничать с лабораториями ведущих стран, которые буквально напичканы современной техникой?

– Инфраструктурное, или так называемое экспериментально-лабораторное обеспечение научной и инженерной сфер, наряду с кадровым потенциалом и необходимым уровнем его компетенций, является решающим фактором успеха в обеспечении креативности и конкурентоспособности в интеллектуальной деятельности. Каждый университет, безусловно, желает иметь современную приборную базу. Но мне кажется, в большей степени необходимо обращать внимание не только на её «новизну», но и эффективность использования. Например, проекты, реализованные на государственном уровне, связанные с развитием в России нанотехнологий, определили значительные вложения в оборудование. ЛЭТИ по заказу Минобразования РФ создал каталог сложного дорогостоящего оборудования с возможностью дистанционного доступа для обеспечения его использования в рамках центров коллективного пользования, а также участвовал в реализации программы дистанционного доступа к такому оборудованию.

Но, увы, эффективность использования приобретённого оборудования в вузах России достаточно низка. За исключением так называемых центров коллективного пользования или нескольких реально действующих  научно-образовательных центров. Оборудование рассеяно не только территориально, но и методически. Имеет место значительное дублирование оборудования в различных организациях без построения кооперационно сетевых цепочек, а в ряде случаев концентрируется в руках сверхограниченной группы людей, решающих свои частные задачи. Но самое неприятное, что данное оборудование в рамках  финансовых трудностей последних лет устаревает не только морально, но и физически, а его «реанимация» с учётом доминирующего зарубежного происхождения для многих финансово непосильна. Возникает вопрос, что делать.

Если обратиться к нашему вузу. Во-первых, при закупке дорогостоящего оборудования для НОЦ «Нанотехнологии» мы реализовали принцип функционально законченного технологического маршрута для создания экспериментальных и опытных образцов. Это обеспечило конкурентоспособность наших инноваций на научно-индустриальном рынке.

Во-вторых, при дальнейшей покупке оборудования учитывалась его кооперация с ранее приобретённым и, самое главное, технологическая креативность для России с точки зрения решения «узких» технологических проблем.

И, наконец, в последнее время мы выстраиваем концепцию приобретения и интеграции оборудования с целью реализации в университете такой формы, как оказание научно-технологических и диагностических услуг в рамках «Инжинирингового центра гибкой печатной электроники и фотоники», специализированных лабораторий навигации, электромагнитных измерений (безэховой камеры).

В целом наши финансовые возможности в приобретении нового уникального оборудования крайне ограничены. Необходимы внутренняя и внешняя кооперация, основанная, в том числе, на нашем кадровом обеспечении, его эффективной эксплуатации и участии в востребованных проектах, связанных с трансфером знаний и технологий.

– Сегодня всего у 12 процентов из 47 тысяч бюджетных аспирантов в стране по окончании учебы есть готовая диссертация. Кто будет реализовывать намеченные в нацпроекте планы, совершать научно-технологический прорыв России? Как Вы оцениваете потенциал молодой науки в ЛЭТИ?

– Проблемы эффективности российской аспирантуры и возможные направления реализации новых подходов к аспирантуре, о которых говорил президент РФ В. В. Путин: «Аспирантура не должна быть просто продолжением  высшего образования. Это не ещё одна ступень высшего образования, а подготовка молодого учёного», подробно освещены президентом РАН А. М. Сергеевым в публикации «Ступень без степени» (журнал «Эксперт» № 3-4, 2019 год, стр. 7).

Можно во многом согласиться с Александром Михайловичем в отношении: преодоления формальностей, связанных с защитой выпускных работ аспирантов на третьей ступени высшего образования; возвращения к заочной аспирантуре, как эффективной форме сбалансированной научно-образовательной деятельности и трансфера кадров для  промышленности; обеспечения приемлемого комбинированного уровня финансирования аспирантов для создания условий для концентрации усилий.

Аспирантура – это, безусловно, ступень в научной карьере, но она доминирует в высших учебных заведениях как основная форма-резерв кадрового педагогического обеспечения вуза.

Что касается ЛЭТИ. У нас процент защит гораздо выше общероссийских показателей, но есть  аналогичные проблемы:

  • финансовая необеспеченность аспирантов, инициирующая поиски экономического обеспечения жизнедеятельности молодых людей вне стен университета;
  • относительно спонтанный, далеко не всегда адаптированный к интересам университета, выбор тематического направления диссертационных исследований, что отрицательно сказывается на формировании в вузе креативных направлений, интеллектуальной собственности университета и, наконец, его будущего кадрового обеспечения.

«Сейчас мы реально оказываем содействие творчески-ориентированной молодёжи нашего университета в рамках предоставления возможности участия как во внешних конкурсах, так и во внутривузовских конкурсных мероприятиях с поддержкой креативных и инновационных работ и публикационной активности».

Сейчас мы реально оказываем содействие творчески-ориентированной молодёжи нашего университета в рамках предоставления возможности участия как во внешних конкурсах, так и во внутривузовских конкурсных мероприятиях с поддержкой креативных и инновационных работ и публикационной активности.

В 2019 г. планируется усилить наше молодёжное НИИ за счёт получения им внутренних заказов на реализацию работ, связанных с профориентационной и  выставочной деятельностью вуза. В рамках НИИ создаётся служба селекции талантов на ранних стадиях, включая школьников и студентов. Фактически, перед молодёжным НИИ поставлена задача реализовать базовые компоненты модели креативного университета – «Университет 4.0».

– Нобелевский лауреат Жорес Алферов на всех форумах повторял: главная проблема российской науки не в деньгах, а в отсутствии спроса на разработки. Как СПбГЭТУ «ЛЭТИ» решает задачу трансфера знаний и технологий?

– Наша «альма-матер» всегда была инновационным востребованным вузом. Фасад корпусов ЛЭТИ украшают имена выдающихся профессоров, решавших научно-инженерные задачи: А. С. Попова, Г. О. Графтио, В. П. Вологдина, А. И. Берга, С. Я. Соколова. Нобелевский лауреат Жорес Иванович Алфёров поднял один из наиболее болезненных вопросов для нашей страны. Фактически, это стагнация инновационных технологий, характеризующаяся низкой эффективностью экономических вложений, которые фактически осуществляются исключительно со стороны государства.

Здесь, с моей точки зрения, есть несколько проблем:

  • в плановых показателях многих финансируемых государством поисковых и даже прикладных исследований доминируют наукометрические показатели без оценки возможной коммерческой пригодности и конкурентоспособности разработок с учётом текущих рыночных трендов;
  • число разработок, действительно готовых перейти от эффекта, процесса к продуктовой стадии, невелико, и это связано во многом с утратой инженерной отраслевой науки;
  • частный бизнес в России и банки не сформировали необходимый интерфейс между наукой и индустрией, так как «частники» выросли преимущественно на сырьевом секторе и торговле.

Обращаясь к нашему университету, отметим, что, несмотря на то, что ЛЭТИ вошел в десятку лучших вузов России по трансферу технологий в промышленность, наша инновационная экосистема только формируется, и наиболее острыми проблемами являются наличие приемлемых для инвестора бизнес-планов, а также отсутствие «профессионализма» в оценке и продаже интеллектуальной собственности. Решение данных вопросов нашло отражение при подготовке проекта новой структуры департамента науки с формированием отделов бизнес-планирования и коммерциализации интеллектуальной собственности.

«Инновационный потенциал вуза достаточно высок, и приоритеты национальных проектов, которые обобщённо сформулированы как «человеческий капитал», могут быть реализованы в рамках трансфера знаний и технологий для создания в России экономически эффективной гармонизированной дружественной ноосферы, то есть «умной» среды обитания и деятельности человека».

Считаю, что инновационный потенциал вуза достаточно высок, и приоритеты национальных проектов, которые обобщённо сформулированы как «человеческий капитал», могут быть реализованы в рамках трансфера знаний и технологий для создания в России экономически эффективной гармонизированной дружественной ноосферы, то есть «умной» среды обитания и деятельности человека.