«Преподавание – вся моя жизнь»

«Преподавание – вся моя жизнь»

Галина Николаевна Виолина, к.т.н., доцент кафедры МНЭ – одна из самых доброжелательных и душевных преподавателей, которых я встречала в своей студенческой жизни.

13.03.2019 307

У меня и моих сокурсников её предмет «Физика полу-проводников» был любимейшим. И дело здесь не только в педагогическом таланте, но и в особых душевных качествах Галины Николаевны. «Последняя из могикан», так она сама называет себя, ведь стаж её преподавательской деятельности – больше шестидесяти лет. Вся её жизнь прошла в ЛЭТИ, на любимой кафедре «Микроэлектроники». И по сей день эта удивительная хрупкая женщина полна оптимизма, радости жизни, силы духа, достоинства и преданности науке. В свои 82 года она по-прежнему очаровательна, и возраст над ней не властен. В её рассказе – история вуза, история любимой кафедры и замечательных учёных – коллег и друзей.

–У нас кафедра с прекрасными традициями, много успешно защитившихся. И всех женщин, которые остались работать на кафедре, выстояли в годы безденежья, справились и продолжают справляться со всеми трудностями, которые выпадают на долю учёных в нашей стране, можно назвать действительно выдающимися личностями. Хочется отметить тех, кто не побоялся пуститься вместе с нами в непростое, но увлекательнейшее плавание в мир науки. Это наши доценты и ассистенты, ставшие вместе с тем, мамочками: Екатерина Муратова (двое детей), Светлана Карпова (двое детей), Екатерина Абрашова (двое детей), Ирина Кононова (трое детей). Женщины, работающие в науке и не боящиеся трудностей, и есть движущая сила науки. И кто-то из их детей обязательно придёт сюда учиться. Вот это – наша смена.

Надеюсь, и для них, как и для меня, преподавание станет смыслом жизни. Я действительно люблю делиться своими знаниями с другими людьми и стараюсь рассказывать о предмете простым, доступным языком. Сотрудник нашей кафедры, эрудит и умница Аркадий Дмитриевич Шинков всегда говорил: «Если человек понимает, что говорит, и хочет, чтобы другие понимали, он может сколь угодно сложную мысль донести до обитателей детского сада». В своё время мне приходилось преподавать, например, инженерам НПО «Светлана» на курсах повышения квалификации физику полупроводников. У них при слове «псифункция» мутнели глаза, и голова клонилась ко сну, так что приходилось упрощать всё до предела. Не просто было преподавать и в голодные девяностые, когда студенты думали, прежде всего, о том, как им заработать на кусок хлеба. Помню диалог с одним из студентов: «Слушай, зачем ты учишься, ведь ты ничего не делаешь?» Он ответил: «Конечно, приходится много работать, и времени на занятия почти нет, но я уверен, что настанет время, когда знания снова будут в почёте. А вот почему вы преподаете нам, таким?» На что я ответила: «Ну, а я обеспечиваю себе среду обитания».

А среда обитания – это люди, сотрудники моей кафедры, у которых главные реперные точки в жизни – такие же, как и у меня. Это профессионализм, порядочность и честность. «Совесть, благородство и достоинство – вот оно, святое наше воинство», – так говорил Окуджава. И это не просто слова, это – убеждения. Я очень счастливый человек, потому что я могу преподавать, хочу преподавать, и у меня это получается. Ведь я всегда любила и люблю своих студентов. И получаю отклик на эту любовь даже через много лет. Как-то иду к остановке, а навстречу – мужчина лет шестидесяти, и говорит: «Вы – Виолина Галина Николаевна, вы у нас преподавали. И я это помню всю свою жизнь». Вот ради этого и стоило работать!

Когда я поступала в ЛЭТИ, в 1955 году, – на собрании абитуриентов нам говорили: «Да куда вы идёте? Кто сказал, что полупроводники вообще найдут себе применение?».

Тогда была только вакуумная техника. Из карбида кремния лишь делали варисторы, но как работали полупроводники, никто толком не знал. Телевизор был чудом. Помню, как нам показывали на кафедре телевидения один на весь институт телевизор времен Зворыкина. 

ЛЭТИ состоял тогда всего из двух корпусов. Кафедра диэлектриков и полупроводников размещалась в подвале второго корпуса. У преподавателей были всего две маленькие комнатки, где они могли отдохнуть во время перерыва. Было тесно. И когда в перерыве мы пытались перебраться из одной аудитории в другую, такая масса людей спешила туда и обратно, что личные вещи было не уберечь: наши чертежи мялись и рвались в этом «переходе», хотя мы старались поднимать их над головой. И в читальный зал попасть каждый раз было делом не простым – нужно было занимать очередь заранее. Третий корпус тогда только строился. Помню, что на первом и втором курсе мы, студенты, с удовольствием в свободное от учёбы время работали на строительстве этого корпуса, участвовали в прокладке коммуникаций. Надевали спецовки и копали траншеи – молодые, весёлые, полные сил, энтузиазма. Любая работа спорилась, но хотелось настоящего дела.

Поэтому, ещё будучи студенткой, в 1957 году я пришла работать в лабораторию кафедры диэлектриков и полупроводников. Тогда ею руководил ректор ЛЭТИ Н.П. Богородицкий. Он хорошо понимал вектор направленности развития института и кафедры. Ведь когда мы начинали учиться на этой кафедре, у нас почти не было специалистов. И Богородицкий приглашал лучших специалистов города, основателей научных и инженерных школ из других институтов и научно-производственных объединений. Так что мы получали первоклассные знания. Вся деятельность преподавателей была направлена только на то, чтобы выучить и воспитать хороших специалистов. Николай Петрович часто говорил нам: «Главное – научить студента читать книги!». А это значит, научить студента думать. Я запомнила это на всю жизнь. 

Так вся моя деятельность оказалась связана с той кафедрой, на которую я пришла работать. Там же я поступила в аспирантуру и познакомилась с будущим мужем. А когда я заканчивала институт, на НПО «Светлана» в полупроводниковом производстве работало уже более 20 000 человек. Так что мой интуитивный выбор полупроводниковой тематики оказался верным. И вся моя дальнейшая жизнь оказалась тесно связана с той кафедрой, на которой я начала работать. Здесь я защитила кандидатскую, стала доцентом. Но тогда я даже помыслить не могла, что техника будет развиваться такими гигантскими темпами: от вакуумной техники – до приборов на полупроводниках, потом – микроэлектроника, а теперь – и наноэлектроника.

С 1967 года заведующим кафедрой ДП стал профессор В.В. Пасынков. Своё кредо он формулировал так: «Каждый преподаватель должен быть на переднем крае той науки, которую он хочет донести до студента, иначе он не сможет дать фундаментальные знания». И мы старались. Строили лекции на переводных статьях из международных журналов, на результатах исследований, которые велись в оборонных НИИ, на своих собственных научных результатах. Я всегда гордилась своим коллективом. У нас никогда не было каких-то проблем в общении, склок или интриг.

Время идет, в университете многое меняется, но здесь, на любимой кафедре, я всегда чувствую себя, как дома. Я – ретроград. Мне здесь уютно. Для меня счастье – это быть естественной и общаться в кругу единомышленников. И ещё одно большое счастье – это общение с молодёжью, ведь за ними – будущее. 


Лидия Березнякова