Время героев

Время героев

История одного фотоальбома: как советские лэтишники преодолели велопробег длинною в 5183 километра в 1936 году, и как сложилась их судьба в дальнейшем.

335

В фондах музея истории СПбГЭТУ «ЛЭТИ» хранится с виду неприметный, но совершенно удивительный по своей сути экспонат. Это – старый фотоальбом с отчётом о марафонском велопробеге, совершённом в июле-сентябре 1936 года пятью студентами вуза. За 46 ходовых дней они преодолели 5183 километра по маршруту Ленинград – Севастополь – Тбилиси – Сталинград. В среднем ребята проходили по 119 километров в день. Мы также расскажем о том, как сложились судьбы наших героев после окончания вуза. Впереди их и всю страну ждали тяжёлые времена.


Давайте вместе перелистаем страницы этого необычного документа и перенесёмся на 86 лет назад. Попробуем вместе с лэтишниками 1930-х пройти их непростой путь через полстраны. Вот – страница с фотопортретами всех пяти участников веломарафона. Они улыбаются и смотрят прямо в кадр. На их футболках – эмблема ЛЭТИ. В центре – фото командора пробега и подпись «М. Коган, студ. III к. III фак». 

В те годы не было принято указывать полные имена и отчества людей, только фамилии, иногда добавлялся один инициал. Представим читателям ребят так, как это принято сегодня: Михаил Аркадьевич КОГАН, Евгений Александрович ДЕММЕ, Валентин Мартынович КИМСТАЧ, Илья Филиппович ЛЕВАШОВ, Владимир Александрович СЛОЕВ.

На следующей странице – краткая, но очень ёмкая фраза: «Путь предстоял далёкий». Справа – карта Европейской части СССР с нанесённым на неё маршрутом велопробега с указанием контрольных точек и расстояния до них от места старта. Рядом – информация о задачах пробега.

5 июля. «Наши счётчики уже отсчитывают первые километры от института до пл. Урицкого (ныне – Дворцовая). Нас провожают велосипедисты: инструктор тов. Борисов, Коля Терпугов, Осипов и др.» На одной фотографии – шесть велосипедистов, ждущих команды оседлать своих «железных коней» (один спортсмен вскоре заболел и сошёл с дистанции). Рядом – подпись: «Зав кафедрой Ф.К. т. Анкудинов даёт старт». На втором фото – спортсмены уже едут мимо трибуны. Листаем дальше.

7 июля. «Как и вчера, у многих из нас поломались спицы. Много времени идёт на приведение в порядок машин по утрам». Рядом – фотография, иллюстрирующая эту ситуацию. Кстати, это – единственное упоминание о поломках велосипедов. В отчёте нигде больше не говорится о поломках, хотя наверняка подобные неурядицы были очень часты, учитывая технические характеристики машин и состояние дорог того времени.

19 июля. «Участок Переяславль – Золотоноша очень труден. По нескольку километров машины вели на руках по глубокому песку». После Киева путь стал ещё труднее. «Песчаные дороги, малонаселённые украинские степи, отсутствие озёр и рек, очень высокая температура создавали шаг за шагом новые и более трудные препятствия», – так по возвращении охарактеризовал путь до Керчи командор пробега М.А. Коган. Видимо, этим обоснованы большие перерывы в записях. Из Керчи на пароходе «Франц Меринг» спортсмены добрались до Новороссийска.

Несколько страниц, датированных началом августа, посвящены пути по черноморскому побережью Кавказа.

17 августа. На странице – рядом две фотографии с общей темой: «Дорога Батуми – Тбилиси». Подпись под самой большой: «Впереди горы, которые надо взять!». 26 августа. «Крестовый перевал. Подъём протяжённостью 22 км прошли за 2 часа 10 минут. Не сходя с машин, мы оказались на высоте 2300 м над уровнем моря». Чего же это стоило ребятам! На следующих страницах – фотографии, сделанные в Дарьяльском ущелье, на берегах Терека и Арагви, Крестовом перевале, у селения Казбек и т.д. Сразу видно – Кавказ произвёл на спортсменов самое сильное впечатление.

Вот что о последующем участке пути рассказал в «Красном электрике» М. А. Коган: «Калмыцкая степь встретила нас неприветливо. Сильная гроза, проливной дождь задержали нас у реки Маныч. После чего мы, нагруженные велосипедами, более двух часов преодолевали 3 км по топкой и вязкой почве. С большим трудом прибыли в город Элиста... В последние 2 дня мы собрали весь запас оставшихся сил, делали по 170 км в день, чтобы без опозданий финишировать в Сталинграде».

3 сентября. «После Красноармейска дорога на Сталинград, протяжением 30 км, шла крупным булыжником. Эти 30 км мчались как угорелые, чувствуя последние километры нашего длинного пути. В Сталинград приехали поздно ночью». Здесь пробег был завершён, а 7 сентября команда была уже в Ленинграде.

19 сентября 1936 года «Красный электрик» вышел под лозунгом «Пламенный привет участникам завершённого велопробега Ленинград – Киев – Севастополь – Тбилиси – Сталинград!». Почти весь номер посвящён теме этого марафонского велопробега. Приказом по институту «За проявленную инициативу, спаянность, дисциплинированность и высокое политико-моральное состояние» участникам пробега была объявлена благодарность. Кроме того, они были премированы в размере месячной стипендии и новыми велосипедами.

ПЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Перевернув последнюю страницу этого фотоальбома-отчёта и закончив рассказ об удивительном велопробеге, автор решил проследить
дальнейшую судьбу своих героев. Ведь очень скоро им предстояло пройти гораздо большее испытание – испытание самой страшной и жестокой войной.

Мои предположения оказались верными: действительно, те участники велопробега, военную судьбу которых удалось установить, вели себя в те годы достойно, совершали подвиги. И первым в этом ряду героев стоит Владимир Александрович Слоев. В июле 1941 года он стал бойцом Петроградской дивизии Ленинградской армии народного ополчения. Летом и осенью ополченцы участвовали в кровопролитных боях на ближних подступах к городу. А поздней осенью и в начале зимы – под Тихвином и Киришами.

В одном из боёв В.А. Слоев был ранен и после излечения в госпитале в дивизию не вернулся. Уже в марте 1942 года он воевал на Южном фронте в составе 2-й танковой бригады 37-й Армии, которая вела бои на Краматорском направлении. За проявленные в этих боях мужество и отвагу командир взвода лейтенант В.А. Слоев был награждён орденом «Красная звезда». Обстоятельства его подвига изложены в выписке из представления к награде.

В последующие месяцы 2-я танковая бригада находилась в резерве. С 31 октября 1942 года бригада – снова в боях, но теперь – в составе 9-й армии Закавказского фронта. Она встала на пути немецко-румынских войск, рвавшихся к городу Орджоникидзе (ныне Владикавказ). Владимир Александрович оказался там, где за 5 лет до этого проходил маршрут велопробега. 6 ноября наши войска перешли в контрнаступление. При этом самые ожесточённые бои шли за селение Гизель, где старший лейтенант В.А. Слоев ценой своей жизни совершил свой последний подвиг. Вот выписка из представления о награждении героя Орденом Ленина – высшей наградой СССР.

«В боях против немецкого фашизма неоднократно проявлял исключительное мужество, отвагу и героизм. В бою за овладение ГИЗЕЛЬ 8.11.42 возглавлял сводную роту средних танков, смело повёл танки в атаку на противника. В бою из своего танка, командуя ротой, лично уничтожил 3 танка пр-ка, 2 дальнобойных орудия, до 30 солдат и офицеров противника.

Во время боя танк тов. СЛОЕВА был подбит, а сам он был тяжело ранен, истекая кровью тов. СЛОЕВ продолжал вести огонь по танкам и пехоте противника. Третьим снарядом со стороны пр-ка танк тов. СЛОЕВА был подожжён, но тов. СЛОЕВ и сейчас отказался выйти из танка, и уже объятый пламенем, теряя сознание, продолжал уничтожать врага. Тов. СЛОЕВ сгорел вместе с танком.

За проявленное мужество, доблесть и геройство тов. СЛОЕВ достоин правительственной награды – Ордена Ленина».

Владимира Александровича вместе с другими погибшими воинами похоронили в братской могиле на окраине селения Гизель.

Другой участник велопробега – Михаил Аркадьевич Коган после окончания ЛЭТИ в 1939 году, судя по найденным документам, начал трудиться инженером на Ленинградском радиоаппаратном заводе им. Козицкого, работавшего на оборону. По этой причине многие сотрудники завода были освобождены от призыва в армию. Конечно, непосредственно в боях Коган не участвовал, но на фронт и корабли Балтфлота выезжал для ремонта и обслуживания различных приборов, о чём упоминается в одном из документов.

С лета 1943 года М.А. Коган – в действующей армии в качестве рядового 36-й запасной стрелковой бригады Ленинградского фронта. После соответствующего обучения он был направлен в отдельный линейный батальон связи 197-го стрелкового полка 64-й гвардейской стрелковой дивизии, где стал служить в качестве телефониста.

14 января 1944 года началась операция по полному освобождению Ленинграда от вражеской блокады. В ней самое активное участие принимала и 64-я гвардейская дивизия, бойцы и командиры которой самоотверженно сражались в районе Пулковских высот. Среди них был и Михаил Аркадьевич, боевая работа которого в эти дни была отмечена медалью «За отвагу».

В выписке из его представления к награждению говорится, что М.А. Коган «в бою при наступлении на Пулковские высоты 15 и 16 января 1944 года под обстрелом противника держал непрерывную связь с наступающей ротой, действуя смело и энергично, успевал исправлять повреждения, протягивать новую линию за наступающей ротой, обеспечивая бесперебойную связь, содействуя успешному продвижению роты вперёд». Тот, кто хоть немного представляет, что означает поддерживать телефонную связь в порядках роты, штурмующей позиции врага, поймёт, какого мужества и бесстрашия это требовало от героя.

Из отрывочных, подчас противоречивых данных известно, что 22 февраля 1944 года он был ранен. Закончил службу Михаил Аркадьевич инженер-лейтенантом. Кроме медали «За отвагу» он был награждён медалями «За оборону Ленинграда» и «За победу над Германией». Послевоенная судьба нашего героя пока не выяснена.

Валентин Мартынович Кимстач закончил ЛЭТИ в 1936 году. С 1939 года он работал на Ленинградском заводе штурманских приборов (ЗШП). Это оборонное предприятие в целях секретности тогда называлось так: «Завод No128 НКВМФ». Учитывая ценность специалистов, здесь работающих, Валентин Мартынович, хоть и был призван во флот, но оставался на предприятии. В акте о награждении группы сотрудников медалью «За оборону Ленинграда» его должность звучит так: «групповой инженер-конструктор».
Числиться в кадрах ВМФ инженер-капитан В.М. Кимстач перестал в 1956 году.

Удалось выяснить, что на предприятии Валентин Мартынович занимался «научно-прикладной деятельностью в лаговой области», то есть созданием приборов, предназначавшихся для измерения скорости движения судна. На сайте завода указано, что он был главным конструктором ртутного лага ЛР-8 «Бурун». Прибор использовался на первой советской атомной подводной лодке «Ленинский комсомол» и других лодках этого проекта. В.М. Кимстач занесён в Книгу почёта Завода штурманских приборов. Здесь он проработал до выхода на пенсию в 1972 году. Поскольку в списках юбилейного награждения 1985 года Валентин Мартынович не упоминается, видимо, к этому времени он уже умер.

К сожалению, попытки проследить судьбу И.Ф. Левашова и Е.А. Демме пока не увенчались успехом. Возможно, со временем появится новая информация. Тогда поиск будет продолжен.


Александр САЖИН