Таинственное личное дело

Таинственное личное дело

В социальных сетях лэтишники довольно часто обсуждают вопрос, связанный с формированием личного дела студента. В большей степени ребят интересует «компромат». Для выяснения всех подробностей «Электрик» наведался в архив университета и в студенческую канцелярию.

08.06.2021 1683

Заведующая архивом нашего университета Ирина Жоржевна Любимникова бережно раскрывает одно из самых старых личных дел – картонную, песочного цвета папку на Веру Михайловну Зусманович, 1937 года зачисления. Чернила кое-где «потекли», выцвели, края документов поистрепались, но папка – на столе, и она хранит историю студенчества одной из тысяч лэтишниц. 

Этой девушке, отличнице средней школы Запорожья, не суждено было окончить ЛЭТИ в течение отведённых на инженерное образование пяти с половиной лет. В её студенчество ворвётся война и фронт. Служить она уйдет в звании младшего лейтенанта, ни много ни мало, в Народный комиссариат государственной безопасности СССР (НКГБ), о чём сама напишет в автобиографии, обязательной в то время для формирования личного дела студента. Ровно 10 лет понадобится юной Вере, чтобы закончить электрофизический факультет и в 1947 году всё-таки получить гражданскую специальность инженера в области автоматики и телемеханики.

Подобные личные дела послевоенных выпускников составляют немногочисленную картотеку. К примеру, за 1946 год их всего 547 единиц. И это объяснимо: не все вернулись с фронта, а те, кому удалось выжить, бросили силы на восстановление городов и сёл, отложив получение высшего образования. Для сравнения: самый большой выпуск (по терминологии архивариусов – «отчисление») был зафиксирован в 1989 году – 3071 человек. Если говорить о нашем времени, то лидирует 2008 год. «Корочки» об окончании и справки об отчислении получили 2565 студентов.

НА ПОЛКАХ

Сейчас в девяти комнатах архива хранятся личные дела лэтишников с 1946 по 2008 годы. А ещё два года назад, до масштабной сдачи в госархив 10 тысяч личных дел студентов за период 1917-1945 гг., эти раритетные документы можно было подержать в руках. Правда, для доступа к чужим личным делам предварительно понадобится получить письменное соглашение проректора по безопасности и персоналу Д.П. Шургаева, с уточнением причин, по которым понадобился документ.

Если же есть желание посмотреть свою папку и полистать вступительное сочинение о Базарове или Печорине, то для этого достаточно прислать заявку на электронную почту архива с уточнением своей фамилии и года выпуска. Но чаще запросы связаны не столько с ностальгией по студенчеству, сколько с подтверждением данных. Например, часто запрашивается подтверждение о периоде обучения для начисления пенсии в Пенсионном фонде. Также нередко службы безопасности серьёзных компаний проверяют достоверность диплома сотрудника. Бывают запросы для получения сведений о гражданстве из личного дела родственников. Таких запросов в день может прийти с десяток.

И тут возникает логичный вопрос: как архивариусы ориентируются среди сотен полок и тысяч папок? В служебном помещении на стеллаже выставлены в ряд книги с описями – порядка 20 томов с указанием года на «корешке». Для того чтобы найти искомый документ, требуется взять книгу с годом отчисления студента, затем найти фамилию – рядом будет указан номер хранилища, стеллажа и папки.

КАК СЕЙЧАС?

«Свежие» личные дела (с 2009 года по настоящее время) находятся в студенческой канцелярии, этажом выше архива. В этих документах уже не найти текста сочинения и экзаменационных примеров по математике. Всё сводится к прозаичному листку с баллами по ЕГЭ, заявлению о поступлении (которое пишет студент в приёмной комиссии), вшитой в дело «корочке» аттестата об окончании школы или бакалавриата и приказу о зачислении на «бюджет» или «контракт».

Сотрудники студенческой канцелярии рассказывают, что однажды у них произошла курьёзная ситуация, когда студент, только что зачисленный в магистратуру, пришёл сдавать на хранение свой диплом бакалавра американского образца (учился в США). К слову, размер диплома – А3, лист сгибать нельзя. Так нестандартно и хранился этот документ несколько лет в тубусе, на полке студенческой канцелярии, пока магистрант успешно не завершил обучение.

Далее личное дело «обрастает» дополнительными приказами из деканата: о предоставлении общежития, об академическом отпуске, о неуспеваемости и неявке на сессию, потере студенческого билета или «зачётки». В том числе из личной карточки, которая ведётся в деканате, в личное дело попадают документы о правонарушениях студента, будь то: распитие спиртных напитков в общежитии, драка, порча имущества или курение на территории вуза. Конкретного количества проступков (как иногда студенты сами указывают, например, – два) в регулирующих деятельность вуза документах не зафиксировано. Каждая ситуация индивидуальна, нарушения имеют разный «вес» и последствия. Поэтому на окончательное решение об отчислении влияет множество факторов, которые также указаны в личном деле студента: успеваемость, общественная работа, спортивные и научные достижения.


Екатерина ПЕТРОВА