«СЕМЕЙНЫЙ» ВУЗ

«СЕМЕЙНЫЙ» ВУЗ

Лэтишная династия, начало которой положил выдающийся учёный, основатель отечественной научно-инженерной школы радиотехники Имант Георгиевич ФРЕЙМАН (1890 – 1929 гг.), пожалуй, самая яркая и известная. Ей уже более ста лет.

48

Вся жизнь учёного была неразрывно связана с Электротехническим институтом. В 1907 году он стал студентом, а уже в 1917 году, всего через четыре года после окончания ЭТИ, способный, инициативный, придерживающийся передовых взглядов на развивавшуюся радиотехнику молодой преподаватель был назначен руководителем новой – первой в стране кафедры радиотехники. В 1918 году семья Фрейманов получила квартиру в профессорском доме – на третьем этаже с окнами на Песочную улицу. В 1921 году 31-летний Имант Георгиевич – уже профессор.

Развитию радиотехнической специальности в ЛЭТИ во многом способствовала его работа в должности декана электрофизического факультета, а затем – и заместителя директора института по учебной работе. С 1917 года он разрабатывал первые программы по отдельным разделам курса радиотехники и читал лекции первому поколению советских радиоинженеров, что являлось, по сути дела, созданием новых научных дисциплин. Свои идеи, которые Имант Георгиевич проверял на практике, в том числе в ходе испытаний на море, были реализованы в промышленности и во флоте в первой ламповой системе радиосвязи «Блокада-1». Главный труд его жизни – «Курс радиотехники» стал первым научным трудом по инженерной радиотехнике, опередив многие иностранные издания. Имант Георгиевич был блестящим лектором, умевшим доходчиво и образно объяснять сложные темы, прививая тем самым своим ученикам любовь к точным наукам, к радиотехнике, вовлекая их в радиолюбительство. Многие из них стали известными учёными, крупными инженерами, руководителями предприятий.

По воспоминаниям современников, Имант Георгиевич был очень интеллигентным человеком, лёгким в общении и хорошим товарищем. Он прекрасно играл на рояле, был страстным любителем балета, великолепным танцором, весёлым и общительным.

«Когда в 1929 году оборвалась жизнь Иманта Георгиевича, его сыну Игорю было только 11 лет, а его младшей дочери Людмиле − 7, − рассказывает руководитель музейного комплекса ЛЭТИ Лариса Игоревна ЗОЛОТИНКИНА. − Вдове учёного, моей бабушке Надежде Николаевне институт выделил квартиру в нынешнем 4-м корпусе, бывшем тогда жилым домом. Семью, оставшуюся без отца, опекали его друзья и коллеги. Особую заботу о семье любимого учителя проявлял С.Я. СОКОЛОВ, выпускник кафедры радиотехники 1925 года. Он устроил Игоря, ещё школьника, на должность электромонтажника в свою лабораторию электроакустики, размещавшуюся тогда в здании храма Преображения Господня, что на Инструментальной улице. Кроме того Игорь учил грамоте приезжавших из деревни ребят, за что Сергей Яковлевич платил ему, как доценту. 

Окончив школу, папа, естественно, стал студентом ЛЭТИ, но, учитывая сложное материальное положение семьи, через год перевёлся в Военную академию связи имени С.М. Будённого, которую окончил в мае 1941 года. Молодого офицера сразу направили преподавать в Воронежское военное училище связи, которое в начале войны было эвакуировано в Самарканд. Несмотря на рапорты с просьбой отправить на фронт, туда он так и не попал, так как в армии требовалось всё больше выпускников училища.

Семья моей мамы Натальи Михайловны, в начале 1920-х годов оставшаяся без мужчин, получила маленькую однокомнатную квартиру на 5-м этаже профессорского дома. Моя бабушка Е.А. ЛЕОНОВА работала в столовой ЛЭТИ. Она умерла в 1928 году, и с этого времени маму и двух её двоюродных сестёр воспитывала моя прабабушка − Т.Я. БРЮХАНОВА. Мама после окончания школы с 1938 года работала секретарём на факультете приборостроения.

Мама и папа были знакомы с детства − она и её сёстры дружили с Людмилой Фрейман. В 1940 году мои родители поженились, и в июле 1941 года родилась моя старшая сестра Татьяна, в декабре первой блокадной зимы она умерла, а в апреле умерла и Н.Н. Фрейман. Мама эвакуировалась с институтом на «большую землю» в марте 1942 года. Больше месяца мама добиралась до Самарканда, а в декабре 1944 года там родилась я.

В 1947 году, поколесив по стране, папа добился назначения в Ленинград, в военный НИИ радиоэлектроники. Некоторое время мы жили в прежней квартире вместе с семьёй Людмилы Имантовны, которая работала в библиотеке ЛЭТИ. В начале 1950-х годов мы получили квартиру в Невском районе. В 1955 году НИИ перевели в Александровский дворец города Пушкина, где для его сотрудников был построен жилой дом, в который мы переехали в январе 1958 года. Со временем полковник И.И. Фрейман возглавил в институте отдел по распространению радиоволн.

Учась в школе, обязательное в те годы производственное обучение я проходила в нашем НИИ. Теоретические занятия по специальности «Радиомонтажник» для нас вели научные сотрудники института, кстати, выпускники ЛЭТИ. Будущее было определено, и после школы я стала студенткой факультета автоматики и телемеханики ЛЭТИ. Окончила вуз в 1968 году с красным дипломом по циклу «Телемеханика», затем – аспирантуру, защитила кандидатскую. Моим научным руководителем был профессор Р.И. ЮРГЕНСОН, выпускник ЛЭТИ 1935 года. Кстати, он был членом Учёного совета НИИ радиоэлектроники, и тема моей диссертации была связана с работами, выполнявшимися в нём. После защиты я стала работать научным сотрудником НИИ в подразделении, занимавшимся обеспечением электромагнитной совместимости РЭС ВМФ.

В начале 1970-х годов мне поручили работу, связанную с историей научных разработок, проводимых НИИ. В ходе исследований я неожиданно для себя вдруг «открыла», что Имант Георгиевич не только мой дедушка, в своё время работавший в ЛЭТИ, но и очень крупный учёный. Это «открытие» дало импульс моему увлечению историей науки и, в частности, радиотехники.

Подобными историческими исследованиями тогда занимался и начальник отдела гидроакустики в НИИ, выпускник ЛЭТИ, капитан 1-го ранга Е.Н. ШОШКОВ. Когда он выяснил, что у истоков отечественной гидроакустики стоял первый председатель секции связи и наблюдения Морских Сил И.Г. Фрейман, с этой информацией он пришёл к папе, который «перевёл стрелки на меня». С тех пор историей развития радиотехники мы стали заниматься совместно и к 1978 году подготовили к изданию книгу «Имант Георгиевич Фрейман». К сожалению, она увидела свет только в 1989 году. В процессе работы над книгой открылись «пропущенные» страницы истории, открывались новые имена, что позволило готовить статьи, выступать на конференциях.

Вполне естественно, что, когда в 1993 году меня пригласили стать учёным секретарём Центрального музея связи им. А.С. Попова: учитывая практически «развал» наших НИИ, я согласилась. В 1994 году скончалась внучка А.С. Попова, директор его Мемориального музея Е.Г. КЬЯНДСКАЯ. Ректор ЛЭТИ О.В. АЛЕКСЕЕВ пригласил меня уже как музейщика возглавить наш музей, обосновав это не только моими исследованиями в области истории радиотехники, но и тем, что И.Г. Фрейман был прямым продолжателем дела А.С. Попова. Таким образом – круг замкнулся: я снова оказалась в ЛЭТИ, где возглавила весь музейный комплекс родного вуза, и в этом качестве работаю уже 26 лет. Считаю себя очень счастливым человеком: я – выпускница замечательного вуза, можно сказать, «семейного» вуза, всегда с увлечением занималась интересным и до сих пор по-настоящему любимым делом, и здесь, в кругу молодёжи, тоже чувствую себя полной сил».

И хотя дочь Ларисы Игоревны − Ирина пошла своим путём, став искусствоведом, династия лэтишников, заложенная Имантом Георгиевичем, не прервалась: сестра Ларисы Игоревны – Ольга МАНАСЕВИЧ тоже стала инженером, окончив ЛЭТИ, как и её муж Ф.К. МАНАСЕВИЧ. Их дочь Александра, сохранив верность нашему вузу, выбрала гуманитарный факультет. Кто знает, вполне возможно, двери альма-матер откроют и их дети.


Александр Сажин