Пора несбывшихся надежд

Пора несбывшихся надежд

Девяностые! Чем они запомнились? Бессовестной «приватизацией», кровавыми конфликтами на окраинах СССР, путчем, распадом страны, деградацией всего вокруг, и, в первую очередь, морали, тотальным обнищанием одних и фантастическим обогащением других…

24.04.2018 602

Для вузов страны это были годы развала, безденежья, неслыханных унижений преподавателей и сотрудников, временем, когда казалось, что приходят последние дни высшего образования.

В первом номере «Электрика» за 1991 год редакция поместила результаты опроса лэтишников о том, с каким настроением они встречают наступающий год.

Оказалось, что вчерашней уверенности в завтрашнем дне у многих уже нет. А что есть? «Есть наша работа, есть наши друзья, есть наши надежды, – считает автор статьи. – Надежды на то, что всё перемениться к лучшему». По мнению фотокорреспондента газеты Сергея Леонова, «…спасёт нас обращение к культуре, духовности». Увы, о духовности в 1990-е говорить не приходилось. Более реалистичным оказался прогноз неназванного четверокурсника: «Сейчас происходят большие изменения. Но ведь за это кому-то же приходится платить. Это выпало на долю нашего поколения». Время показало, как был прав этот студент.

Середина 1990-х – самый пик кризиса системы высшего образования в стране: многомесячные задержки выплаты стипендий и зарплат стали нормой, фактически прекратилось финансирование вузов – им стало нечем оплачивать электроэнергию, отопление, телефонную связь…

О глубине кризиса, степени отчаяния людей можно судить по такой фразе в заметке о митинге протеста, опубликованной в первом номере газеты за 1996 год: «В первых рядах демонстрантов – участники голодовки протеста». Эта тема остаётся актуальной во всех выпусках газеты, которую тоже затронул кризис: «Электрик» стал выходить в четыре раза реже – ежемесячно.

«Наше правительство о нас забыло… Мы же думаем о будущем страны» – в этой статье председатель профкома сотрудников вуза В.Н. Тупик рассказывает об акциях протеста, прокатившихся по всей стране в ноябре 1996 года.

В том числе о стотысячном митинге на Васильевском спуске у Кремля, в котором он принимал участие в составе группы представителей ЛЭТИ. Руководство вуза искало дополнительные источники финансирования и старалось экономить на всём. Острота кризиса пошла на спад лишь через несколько лет.

Эти события неизбежно сказались и на тех, кто работал в университете, и заполнял университетские аудитории. Резко упал уровень абитуриентов, их нацеленность на получение знаний.

«В вузе сегодня учатся не более 20-30% студентов, остальные – наша головная боль, – с горечью констатирует профессор А.И. Соколов в статье «Вуз – не трамвай, в который нужно только сесть…». – Речь идёт не об отсутствии знаний, а об элементарной неграмотности».

Резко упал объём научных исследований, сократилось количество защищённых диссертаций, всё меньше молодёжи связывало свою судьбу с наукой, преподавательской работой в университете. Но вуз старался идти в ногу со временем: в ЛЭТИ появлялись новые кафедры, отделы, НИИ, специализированные центры, был создан филиал ВУЗа в Югорске. С 1992 года в качестве эксперимента началась подготовка бакалавров, затем магистров, в 1993 году впервые в России стали готовить PR-cпециалистов.

Всё это отражалось на страницах «Электрика», но тематика его изменилась. Хотя газета и продолжала рассказывать о студенческой жизни, деятельности кафедр, работе преподавателей и учёных, она стала больше внимания уделять экономическим проблемам вуза, поиску выхода из сложной ситуации, в которой оказались люди в эти непростые годы.


А.С.